Печорская централизованная библиотечная система

Я хочу: найти литературу продлить взятые издания почитать новости увидеть афишу мероприятий получить справку воспользоваться услугами МБА передать в дар книги быть в курсе графика работы связаться с библиотекой узнать, где находятся филиалы чего-то интересного

Родник жемчужин из персидско-таджикской поэзии

сегодня в 16:20

21 ап­ре­ля со­сто­я­лось оче­ред­ное за­се­да­ние Об­ще­ства «По­зна­ние». Клас­си­че­скую пер­сид­ско-та­джик­скую по­э­зию нет необ­хо­ди­мо­сти от­кры­вать для рус­ско­го чи­та­те­ля. Ее ко­ри­феи от Ру­да­ки до Джа­ми ему хо­ро­шо зна­ко­мы. Но с ка­ким удо­воль­стви­ем при­сут­ству­ю­щие на за­се­да­нии вновь «при­ник­ли» к род­ни­ку жем­чу­жин пер­сид­ско-та­джик­ской по­э­зии, у ко­то­ро­го со­бра­ла всех Ве­ра Сер­ге­ев­на Яр.

Ос­но­во­по­лож­ни­ком пер­сид­ско-та­джик­ской по­э­зии и дру­гих на­прав­ле­ний по­э­зии на фар­си счи­та­ет­ся по­эт Ру­да­ки, жив­ший в 9-10 ве­ках. К со­жа­ле­нию, да­ле­ко не все из твор­че­ско­го на­сле­дия фар­си­я­зыч­ных по­этов до­шло до на­ших вре­мен, од­на­ко име­на неко­то­рых по­этов ши­ро­ко из­вест­ны и по сей день: на фар­си пи­са­ли Омар Хай­ям, На­вои, Ни­за­ми, Са­а­ди, Фир­до­уси и мно­гие дру­гие. Как ни па­ра­док­саль­но, но за раз­де­ля­ю­щие нас и этих по­этов ве­ка из­ме­ни­лось не так уж и мно­го, нас тре­во­жат те же про­бле­мы, что и по­этов мно­го сот лет на­зад, нас ра­ду­ют те же при­ят­ные со­бы­тия в жиз­ни, раз­ве что мир стал чуть тех­но­ло­гич­нее.

Абу́ Аб­дул­ла́х Джа­фа́р Ру­да­ки́ (858—941) — пер­сид­ский по­эт и учё­ный, пер­вый из из­вест­ных пер­сид­ских по­этов, на­чав­ший со­чи­нять сти­хи на но­во­пер­сид­ском язы­ке. Мно­гие счи­та­ют Ру­да­ки «от­цом пер­сид­ской по­э­зии», ко­то­рый сто­ял у ис­то­ков ли­те­ра­ту­ры на этом язы­ке. Он пи­сал по­э­мы, ка­сы­ды, га­зе­ли, ру­баи, лу­гз (или чи­стан), кит’а и др. По пре­да­ни­ям от него до­шло бо­лее 130 тыс. дву­сти­ший. Твор­че­ское на­сле­дие Ру­да­ки бы­ло огром­ным, но до нас до­шло око­ло ты­ся­чи непол­ных бей­тов (сти­хов), из­вле­чен­ных из раз­ных сред­не­ве­ко­вых ис­точ­ни­ков, и пол­но­стью — толь­ко две ка­сы­ды Мать ви­на и Стар­че­ская.

«Со­блаз­ны те­ла — день­ги, уго­дья, от­дых празд­ный; 
На­у­ка, зна­нья, ра­зум — ду­ши мо­ей со­блаз­ны».

Абу́ Али́ Ху­се́йн ибн Аб­дул­ла́х ибн аль-Ха́сан ибн Али́ ибн Си́на,  из­вест­ный на За­па­де как Ави­це́нна (Аф­ша­на близ Бу­ха­ры, 16 ав­гу­ста 980 го­да — Ха­ма­дан, 18 июня 1037) — сред­не­ве­ко­вый пер­сид­ский учё­ный, фило­соф и врач, пред­ста­ви­тель во­сточ­но­го ари­сто­те­лиз­ма. Был при­двор­ным вра­чом са­ма­нид­ских эми­ров и дай­ле­мит­ских сул­та­нов, неко­то­рое вре­мя был ви­зи­рем в Ха­ма­дане. Все­го на­пи­сал бо­лее 450 тру­дов в 29 об­ла­стях на­у­ки, из ко­то­рых до нас до­шли толь­ко 274. Са­мый из­вест­ный и вли­я­тель­ный фило­соф-учё­ный сред­не­ве­ко­во­го ис­лам­ско­го ми­ра. Мно­гие се­рьез­ные на­уч­ные ра­бо­ты Ибн Си­на пи­сал в ви­де по­эм, ис­поль­зуя чет­ве­ро­сти­шия. В та­кой фор­ме на­пи­са­ны «Трак­тат о люб­ви», «Трак­тат о пти­цах» и неко­то­рые дру­гие про­из­ве­де­ния. Есть сре­ди его твор­че­ства и ли­ри­че­ские сти­хо­твор­ные про­из­ве­де­ния — чет­ве­ро­сти­шия и ру­баи.

«Ко­гда к невеж­дам ты идешь вы­со­ко­мер­ным,

Средь лож­ных муд­ре­цов явись ослом при­мер­ным:

Осли­ных черт у них та­кое изоби­лье,

Что тот, кто не осел, у них слы­вет невер­ным».

Ун­сури Абу-ль-Ка­сем Ха­сан ибн Ах­мед (род. 970 или 980—1039) Та­джик­ский по­эт. Ро­дом из Бал­ха, впо­след­ствии пе­ре­брал­ся в Газ­ну, где до­бил­ся рас­по­ло­же­ния сул­та­на Ма­хму­да Газ­не­ви и по­лу­чил зва­ние ца­ря по­этов. Ав­тор трех эпи­че­ских по­эм, две из ко­то­рых не до­шли до нас. В ос­но­ве со­хра­нив­ших­ся фраг­мен­тов по­э­мы «Ва­мик и Аз­ра» ле­жит древ­не­гре­че­ский сю­жет. Из ли­ри­ки из­вест­ны при­мер­но 50 ка­сыд, 10 га­зе­лей, 70 ру­баи и од­но кит’а. Твор­че­ство Ун­сури про­дол­жа­ет по­э­ти­че­ские тра­ди­ции Ру­да­ки, од­на­ко для его про­из­ве­де­ний ха­рак­тер­ны край­няя услож­нён­ность фор­мы.

«Во­рон со­ко­лу ска­зал: «Мы с то­бой — дру­зья, Оба — пти­цы, кровь од­на, и од­на нам честь!» Со­кол во­ро­ну в от­вет: «Вер­но! Пти­цы — мы, Но раз­ли­чье, зна­ешь сам, меж­ду на­ми есть. То, че­го я не до­ел, съест и царь зем­ли, Ты же, гряз­ный тру­по­ед, дол­жен па­даль есть».

Ома́р Хайя́м Ни­ша­пу­ри́ ( 18 мая 1048, Ни­ша­пур — 4 де­каб­ря 1131, там же) — пер­сид­ский фило­соф, ма­те­ма­тик, аст­ро­ном и по­эт. Внёс вклад в ал­геб­ру по­стро­е­ни­ем клас­си­фи­ка­ции ку­би­че­ских урав­не­ний и их ре­ше­ни­ем с по­мо­щью ко­ни­че­ских се­че­ний. Из­ве­стен во всём ми­ре как вы­да­ю­щий­ся фило­соф и по­эт. В Иране и Аф­га­ни­стане Омар Хай­ям так­же из­ве­стен со­зда­ни­ем са­мо­го точ­но­го из ныне ис­поль­зу­е­мых ка­лен­да­рей. Уче­ни­ка­ми Хай­я­ма бы­ли та­кие учё­ные, как Му­заф­фар аль-Ас­фи­за­ри и Аб­дур­рах­ман аль-Ха­зи­ни.

«Не опла­ки­вай, смерт­ный, вче­раш­них по­терь,
Дел се­го­дняш­них зав­траш­ней мер­кой не мерь,
Ни бы­лой, ни гря­ду­щей ми­ну­те не верь,
Верь ми­ну­те те­ку­щей — будь счаст­лив те­перь!»

Абу Му­хам­мад Му­слих ад-Дин ибн Абд Ал­лах Са­а­ди Ши­ра­зи (1203 _1291 ) — пер­сид­ский по­эт-мо­ра­лист, пред­ста­ви­тель прак­ти­че­ско­го, жи­тей­ско­го су­физ­ма. Са­а­ди на­пи­сал мно­го сти­хо­твор­ных и про­за­и­че­ских про­из­ве­де­ний, при­чём в ка­че­стве по­учи­тель­ных при­ме­ров очень ча­сто поль­зо­вал­ся лич­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми из сво­ей ски­таль­че­ской жиз­ни. Ис­пы­тав на се­бе всю брен­ность ми­ра, Са­а­ди тео­ре­ти­че­ски вполне со­гла­сен с та­ки­ми сво­и­ми су­фий­ски­ми пред­ше­ствен­ни­ка­ми или совре­мен­ни­ка­ми, как по­эты Фа­ри­дад­дин Ат­тар и Джа­ла­лад­дин Ру­ми, шейх Абд ал-Ка­дир ал-Джи­ла­ни и др. Но, хо­ро­шо зная лю­дей, Са­а­ди по­ни­ма­ет, что да­ле­ко не все спо­соб­ны уда­лить­ся от ми­ра, умерт­вить плоть и ис­клю­чи­тель­но пре­дать­ся ми­сти­че­ско­му со­зер­ца­нию. По­это­му Са­а­ди ре­ко­мен­ду­ет ми­ря­нам ас­ке­тизм жи­тей­ский: жить в ми­ре, но не при­стра­щать­ся к нему, со­зна­вать его пре­врат­ность и быть еже­час­но го­то­вым к по­те­ре зем­ных благ.

«Все пле­мя Ада­мо­во — те­ло од­но,
Из пра­ха еди­но­го со­тво­ре­но.
Коль те­ла од­на толь­ко ра­не­на часть,
То те­лу все­му в тре­пе­та­ние впасть.
Над го­рем люд­ским ты не пла­кал во­век,
Так ска­жут ли лю­ди, что ты че­ло­век?»

Ну­рид­ди́н Аб­дур­рах­ма́н ибн Ах­ма́д Джа­ми́ (18 ав­гу­ста 1414, Джам, близ Ни­ша­пу­ра, Хо­рас­ан — 19 но­яб­ря 1492, Ге­рат) — пер­сид­ский по­эт-ми­стик, су­фий­ский шейх, тео­лог, фило­соф, тео­ре­тик му­зы­ки Джа­ми счи­та­ет­ся за­вер­ши­те­лем клас­си­че­ско­го пе­ри­о­да по­э­зии на язы­ке фар­си, да­ри.

В 1468 го­ду к вла­сти при­шёл Сул­тан-Ху­сейн Бай­ка­ра, по­кро­ви­тель­ство­вав­ший Джа­ми. Ви­зи­рем сул­та­на был зна­ме­ни­тый по­эт и ме­це­нат Али­шер На­вои. Рас­цвет твор­че­ства Джа­ми, от­но­ся­щий­ся к пе­ри­о­ду по­сле 1474 го­да, от­кры­ва­ет­ся ре­ли­ги­оз­но-фило­соф­ски­ми ка­сы­да­ми «Мо­ре тайн» (1475) и «Си­я­ние ду­ха», в ко­то­рых Джа­ми осуж­да­ет ра­цио­на­лизм Ибн Си­ны, и сбор­ни­ком био­гра­фий су­фий­ских свя­тых «Ду­но­ве­ния друж­бы из оби­те­ли свя­то­сти» (1476—1478). В 1480—1487 го­дах Джа­ми за­вер­ша­ет цикл по­эм (даста­нов) «Семь ко­рон» («Со­звез­дие Боль­шой Мед­ве­ди­цы»).

«Серд­це, — о муд­рая пти­ца! — глу­пых дру­зей из­бе­гай, 
Се­ти, рас­став­лен­ной адом, хищ­ных зве­рей из­бе­гай! 
Ес­ли не при­ня­то те­ми, кто пря­мо­ду­шен и чист, 
Всё же лю­дей кри­во­душ­ных, низ­ких лю­дей из­бе­гай! 
Сын, ро­до­ви­то­стью де­да, са­ном от­ца не ки­чись, 
Аз­буч­ной точ­но­сти «аза» мыс­лью сво­ей из­бе­гай! 
Ст доб­ро­де­тель­ных за­висть пусть не уво­дит те­бя. 
Ис­тин­но чтя доб­ро­де­тель, за­ви­сти к ней из­бе­гай! 
Брен­ным зем­ным на­сла­жде­ньям веч­ную жизнь. пред­по­чти. 
Помни о том и со­блаз­на несколь­ких дней из­бе­гай! 
Не от­де­ляй­ся от­ка­зом: пью­щие гу­щу рав­ны. 
Но и снис­кать одоб­ре­ние, быть всех пья­ней из­бе­гай! 
Ты по при­зва­нию — дрож­жи зла и добра, о Джа­ми! 
Чтобы рас­ко­ван­но мыс­лить, су­ти тво­ей из­бе­гай!»

Ко­неч­но, невоз­мож­но охва­тить необъ­ят­ное и пред­ста­вить все со­хра­нив­ше­е­ся на­сле­дие по­этов, да­же ис­хо­дя из то­го, что на рус­ский язык пе­ре­ве­де­но еще да­ле­ко не все, но мы по­ста­ра­лись пред­ста­вить хо­тя бы часть то­го неве­ро­ят­но бо­га­то­го куль­тур­но­го на­сле­дия, ко­то­рое оста­ви­ли нам про­све­щен­ные по­эты Во­сто­ка.